Теория географического детерминизма. Возникновение и развитие географического детерминизма.

Подводя итоги своим рассуждениям Ж.-Б. Дюбо пишет: «Из всего вышеизложенного я заключаю: что причины перемен, происходящих в нравах и одарённости жителей разных стран, следует искать в изменениях, затрагивающих свойства тамошнего воздуха, подобного тому как отличия между характерами разных народов принято объяснять разницей между свойствами воздуха их стран. Подобно тому, как разницу, которая замечается между итальянцами и французами, приписывают различию между воздухом Италии и воздухом Франции, так и существенное различие, которое ощущается между нравами и одарённостью французов в разные эпохи, следует приписать изменению свойств Франции».

Самая известная в эпоху Просвещения концепция географического детерминизма изложена в знаменитом труде Шарле Луи де Секонда, барона де ля Бред и де ля Монтескье «О духе законов».

Ш. Монтескье, вслед за Ж. Боденом и Ж.-Б. Дюбо, к числу важнейших сил, определяющих характер общественного строя, относит прежде всего климат. «Есть страны, - писал он, - жаркий климат которых настолько истощает тело и до того обессиливает дух, что люди исполняют там всякую трудную обязанность только из страха наказания. В таких странах рабство менее противно разуму; и так как там его господин столь же малодушен по отношению к своему государю, как его раб по отношению к нему самому, то гражданское общество сопровождается в этих странах политическим рабством».

Другой важный фактор – рельеф местности. «В Азии, - читаем мы у Монтескье, - всегда были обширные империи; в Европе же они никогда не могли удержаться. Дело в том, что в Азии равнины гораздо обширнее и она разрезана горами и морями на более крупные области; а поскольку она расположена южнее, то её источники скорее иссякают, горы менее покрыты снегом и не очень многоводные реки составляют более лёгкие преграды. Поэтому власть в Азии должна быть всегда деспотической, и если бы там не было такого крайнего рабства, то в ней очень скоро произошло бы разделение не более мелкие государства, несовместимое, однако, с естественным разделением страны».

И, наконец, большое значение имеет характер почвы. «Бесплодная почва Аттики, - утверждал Ш. Монтескье, - породила там народное правление, а на плодородной почве Лакедемона возникло аристократическое правление, как более близкое к правлению одного – правлению, которого в те времена совсем не желала Греция».

Доктрине провиденциализма деятели эпохи Просвещения противопоставили положение о том, что при изучении истории нужно искать естественные и только естественные причины происходивших событий, что в истории, как и в природе, действуют естественные и никакие другие закономерности. Однако общими положениями об объективных законах истории ограничиться было нельзя. Нужно было искать реальные естественные факторы, определявшие жизнь общества. С этим и связано обращение Ш. Монтескье к природным условиям, в которых существовали конкретные человеческие общества. Но если влиянием географической среды ещё как-то можно было объяснить особенности социального строя той или иной страны, то для понимания причин развития общества географический детерминизм в том его варианте, в каком он был изложен у Ш. Монтескье, не давал по существу ничего. Мало что давала в этом отношении и концепция Ж.-Б. Дюбо.

Перейти на страницу: 1 2 3 4